+7989 839-01-53 +38068 233-01-28 tryz1@yandex.ru Whatsap,Viber: +79898390153
     

разные отчеты

Записки похода "Долиной привидений"... продолжение.

 на горе

День 1

Плацкарт имеет ряд неоспоримых преимуществ, благодаря которым РЖД заколачивает немалые барыши, реализуя места в купейных вагонах. Самые эффектные из них это окна, носки и акустика. Так как мы потратили на билет не 4 тысячи, а 2 (т.е. поехали плацкартом), впечатления от путешествия немного смазаны этой разницей в цене. Если взгялнуть на среднестатистический плацкартный вагон из, допустим, туалета или из окна соседнего вагона, то глазу откроется ряд окон, половина из которых открыта. Такая статистика абсолютно не связанна с тем, что половина вагона требует свежего воздуха, а другая половина мерзнет. Просто изначально половина окон либо не открываются, либо не закрываются. Ситуацию иногда может исправить дядя-проводник с ключом, но судя по количеству запросов, в особо заезженных вагонах у Вас есть шанс сойти на нужной станции раньше, чем проводник доберется до строчки с Вашей просьбой закрыть\открыть окно.

Второй не особо приятный момент это носки. Их особенно много ночью и утром. В некоторых случаях особо длинные пассажиры просто перекрывают проход. И наконец акустика. Лично мне на акустику наплевать, сплю крепко, но звуки по плацкартцу можно игнорировать 3 способами: воткнуть в ушные раковины беруши/плеер, выпить много пива/вина/водки и долгая готовиться, живя рядом с депо/жд станцией.

В остальном попутчики и проводники очень милые и дружелюбные создания.
Итак мы погрузились, выставили батарею пива на столик, закинули рюкзаки повыше и поехали. Тула, Курск, Белгород пролетели незаметно. На станциях покупали минералку и мороженное. На границе, удостоверившись, что мы из России, нам раздали миграционные карточки с просьбой заполнить их до проверки украинскими таможенниками. Тут началось веселье, потихоньку сменяющееся негодованием и чувством стыда. Дело в том, что заполнять их можно украинскими или латинскими буквами. И указания и названия полей были написаны на украинском и английском. Для человека, которому до украинской границы ехать больше 7 часов эти примечания выглядят довольно забавно.

Но когда мысль развивается до картины: «Злой таможенник в украинской форме говорит что-то не очень понятное на том языке, графическое отображение которого у нас вызвало смех, и жестом дополняет пробелы во фразе , после чего выводит куда-то на мороз за колючую проволоку, где ходят дяди с автоматами и собаками и перетряхает там вещи», шутить желание пропадает и приходит ощущение, что власти надо уважать. В общем с грехом пополам, допустив кучу ошибок и не раз опозорив значок о высшем образовании, мы заполняем эти карточки и сдаем их украинскому таможеннику при проверке документов. Это с виду таможенники все страшные. На самом деле это такие же люди как и мы. Просто работа у них такая. И, если они видят, что человек отдыхать едет, а не наркоту и прочую дрянь везет, то и проверят у него тока документы. А если уж закралось в них подозрение в отношении мигранта, то не стоит на него обижаться. работа у него такая.

Мы такого подозрения не вызвали, поэтому удостоились только фраз «смотрите прямо» и «снимите очки».Дальше в списке слоганов, выкрикиваемых коробейниками, добавился слоган «Меняю рубли на гривны по выгодному курсу». А проводница постоянно повторяла фразу, очень напоминающую реплику Милославского в одном очень известном фильме, «Граждане, не меняйте деньги на перроне».

Под эти возгласы мы ехали по Украинской земле на самый большой полуостров в акватории Черного моря. Сам полуостров показался уже утром. Вместе с ним пришло осознание того, что даже открытое окно не спасает от жары. Мы даже пообещали себе, что из Севастополя обратно поедем в купе. Мы тогда еще не знали, что эти слова (не помню кто именно высказал их вслух) окажутся пророческими, но об этом позже. А пока в этой непривычной для жителя замкадья жаре начали вырисовываться крымские станции: Симферополь, Бахчисарай. А за ним и горы показались (точнее не сами горы, а их следы: многочисленные мосты и тоннели. Сами горы видно особо не было). И вот, спустя сутки, мы снова вступили на твердую землю. Первым делом мы узнали, где находится фонтан, возле которого нас должны ждать проводники. Там же мы встретились с сотрудниками Вячеслава, которые поделились впечатлениями о городе и удивились тому, что нам не сидится на этих прекраснейших равнинах и пляжах. Следующим пунктом стала покупка местных симок для дешевых звонков домой. Таковых почему-то не оказалось в районе вокзала (воскресенье что ли виновато...).

После безуспешных попыток сделать отдых чуточку дешевле, мы пошли сдавать вещи в камеру хранения и менять деньги. Как мы сдавали вещи, это отдельная история. Скажу что до фонтана мы шли достаточно, чтобы понять, как тяжелы наши рюкзаки даже без той еды, которую нам дадут проводники. Поэтому в камере среди прочих нужных (не особо нужных, но нужных) вещей оказалась и бутылки Henessy, которую я с максимальной степенью мажорства и чувства гордости за совершенный поступок, надеялся распить где-нибудь очень высоко над облаками. Сдав вещи в багаж, созвонившись с проводниками и узнав что они немного опаздывают, мы распили бутылочку кваса. затем бутылочку минералочки.

В назначенное время мы снова включили телефон и созвонились с проводниками. Удивились, что они находятся на вокзале возле фонтана. Обошли весь фонтан. Убедились что кроме нас, никого с телефоном у уха тут нет. Уточнили какой фонтан. Сбегали во внутренний двор вокзала, Узнали что внутреннего двора вокзала с фонтаном внутри нет. Очень удивились. Позвонили еще раз. Уточнили город. Пошли к жд кассам смотреть расписание электричек до Симферополя. Короче не туда мы приехали. Видимо не мы такие первые и не мы последние, потому что, только посмотрев на нас, проводник отходящего в сторону Симферополя поезда, понял это и предложил нам доехать до пункта назначения в купе за 60 гривен.

Мы естественно радостно согласились и уже через пол часа проезжали Севастопольские тоннели в обратном направлении. В общем как мы и решили, обратно мы поехали в купе. Правда не до Москвы, а только до Симферополя, но те слова тем не менее были пророческими. Правда особой разницы с точки зрения температурной комфортности между купе и плацкартом практически нету. Зато в купейных вагонах туалеты чище. Но наши головы в тот момент были заняты другими мыслями. Как же так? Почему мы приехали не туда? Большая ли группа нас ждет? Сколько из них уже вынашивают планы о порче нашего имущества в отместку за несколько часов ожидания на жаре возле фонтана во внутреннем дворике железнодорожного вокзала города Симферополь?

С такими грустными думами мы высадились, наконец-то в нужном городе и, определив нужное направление от нашего вагона до вокзала, двинулись навстречу группе. Как оказалось ждало нас ровно 2 человека. Из них оба были проводниками. Из них оба были Ростиславами. Мы оперативно представились друг другу и поспешили в сторону нашего троллейбуса №51. Так сбылась моя первая мечта: покататься в Крыму на троллейбусе.

О троллейбусах я знал одну вещь: они работают от электричества, которое получают по проводам. О серпантинах я тоже знал одну вещь: по ним страшно ездить. Страшно ли ездить по серпантинам на троллейбусах? Я не понял. Пока мы ехали я думал о том, что теперь обратной дороги точно нет. Тогда я тоже ошибался, но понимание этого еще не пришло.

Где-то через н-ое количество времени мы вышли на какой-то маленькой и неизвестной остановке в Ангарском перевале, надели рюкзаки и двинули за проводниками. Ростиславы задали бодрый темп и рванули в сторону от дороги. По началу идти было очень тяжело, однако как только мы перешли идущий недалеко от дороги ручей и начали подниматься по его берегу, я понял что в принципе идти с рюкзаком легко, но только когда поверхность ровная. В горку идти очень, очень тяжело. Отойдя от дороги метров на сто-двести, последний признак цивилизации сказал нам «Прощайте» и мы выкинули эти 2 предательски лопнувшие банки пива.

Следующая остановка была еще метров через 50. Вначале мы ей даже обрадовались, но сделана она была для распределения между нами еды. Поднабив рюкзаки тушенкой и сгущенкой, мы стали подниматься уже по более крутому склону. С каждой минутой подъем был все круче и желание развернуться становилось все сильнее. Но оборачиваясь назад, в голове формировалась мысль о том, что спуск будет пострашнее подъема. Пару раз нам на встречу по тропе спускались люди из других групп. Один раз даже пенсионеры попались. По началу даже представилось, что их завозят вверх на автобусах, а потом они спускаются вниз как все нормальные люди. и тока мы лезем в гору, как идиоты. Но затем приходило понимание, что автобусы ходят внизу, а не наверху, и пожилые люди будут покрепче нас. Эта мысль придавала нам сил и заставляла идти дальше. Иногда поднимая взгляд вперед и чуть вверх, можно было увидеть, как до конца склона оставалось совсем чуть чуть и будет вершина, но горы это не пирамиды из кабинета геометрии, как тока доходишь до «вершины», оказывается, что там склон чуть более пологий некоторое время, а дальше снова резкий, ну или выступ такой. В общем с горем пополам мы поднялись на вершину.

К нашему глубокому разочарованию это оказалось нижнее плато. К нашей радости, верхнее плато начиналось чуть дальше и штурмовать мы его будем позже. До этого нас ждала продолжительная прогулка по равнине. Но эта прогулка нам еще только предстояла, а пока, мы, скинув рюкзаки, наслаждались видами на Ангарский перевал и вход в Алуштинскую долину с этого перевала. Через пару минут нас догнали Надя с Сашей и выяснилось, что для них горы были не столь гостеприимны.

Тут впервые пригодился «цап царапыч», любезно предложенный мне фармацевтом в ответ на фразу «соберите мне, пожалуйста, аптечку в походы». Из-под ноги Нади предательски выскочил камень, из-за чего она потеряла равновесие и ушибла коленку. К счастью, ушиб был не сильный. Отдышавшись и прослушав результаты статистических наблюдений зависимости подготовленности к походу наблюдаемых от их профессии (наихудшими представителями были названы айтишники, что не удивительно. Всех в горы!), мы пошли дальше. Плато потому и платом называется, что ровное. По нему мы зашагали бодро, останавливаясь уже гораздо реже. Тем более после такого подъема, мы готовы были пройти еще десяток километров. Однако время было позднее и идти нам надо было только до места стоянки. Когда мы уже почти подошли к месту стоянки, нам открылась очень пугающая картина: на нашу тропу выходила громадная группа туристов, около 80 человек.

Проводники не на шутку встревожились: место нашей стоянки было совсем небольшим. Как там разместились бы 80 человек, непонятно. Но все обошлось, их проводник вел их на другое место и мы спокойно заняли то, к которому почти уже подходили. Место оказалось довольно живописным входом в пещеру (в саму пещеру не залезть). Палатки там поместилось только две. Надя с Сашей свою поставили на траву рядом с кустами. Чему я утром успел позавидовать. Так как наша со Славкой была под крышей грота, на камнях. Ставили мы ее уже в потемках и все камни убрать из-под нее просто не смогли.

После установки палаток и походом за дровами был великолепнейший ужин, который согрел все внутри и позволил бежать весь следующий день.

 

продолжение...

Записки похода "Долиной привидений"... продолжение.

на эклизи

День 2

Первое пробуждение в горах оказалось весьма непривычным. Да, раньше бывали случаи, когда я просыпался в палатке. Но этот раз (а также следующие 4) были полной противоположностью моим предшествующим рассветам.

Во-первых, у меня не болела голова. Обычно мы с палатками выезжали на близлежащее водохранилище, брали вагон пива и шумели там до последнего.

А тут никакой головной боли. было очень не привычно. Во-вторых было жарко! Очень жарко!! А в наших широтах, вылезая из палатки ранним утром, были все шансы замерзнуть прямо на входе. Кругом роса, ветерок с водохранилища, температура +10. Ну и само пробуждение обычно было связано с тем, что очень холодно. 

А в этот раз было реально жарко! Остальные моменты (типа камней под палаткой) являются неотъемлемой частью любого маршрута, когда вы идете в походы и не меняются при любом наборе ключевых факторов. Минут через 5 после моего удивленного появления на внешней стороне палатки Саша уже разжег костер. Навет данный нам вечером («Пацаны, если проснетесь раньше нас, поставьте воду в котелке на огонь») не мог быть выполнен ввиду отсутствия котелка.

Где-то через 10 минут выяснилось, что котелок лежал в предбаннике у Ростиславов, когда появился Ростик. Он сам выполнил свой навет, рассказав в процессе наполнения котелка о живописной пещере недалеко от сюда. К сожалению, та пещера, мимо которой мы проходили была не той, о которой он рассказывал. Но, как говорится, на безрыбье и рак рыба. После аппетитной манной каши с изюмом на завтрак, мы отправились к самой ближайшей оцивилизованной пещере. Пещера мамонтов! А кроме самой пещеры все прелести цивилизации: сувениры, бар, человеки, туалет.

Постояв около барной стойки пару минут, пока собиралась группа на спуск, мы так и не смогли придумать какой-то определенный предмет (или явление) который бы смог нас подгонять в последующие дни (что-то типа: «Сейчас бы сникерс...». «Через полкилометра будет цивилизация». «Поднажмем! Нас ждет сникерс!!»). В принципе оно правильно. Сложно найти что-то более существенное, чем день ВМФ РФ в Севастополе. Купив перу тройку магнитов, сделав несколько фотографий, мы скоротали время до сбора группы и с нами поздоровался наш пещерный экскурсовод. Пообещав внизу температуру +5, он убедил нас со Славкой взять напрокат куртки по 2 гривны, о чем мы не пожалели. Экскурсия была посвящена 2 вещам: спелеологии вообще и фантазии местных спелеологов в частности. Иногда, разглядывая очередной сталактит и пытаясь понять, где они тут углядели Вини-Пуха, меня посещала мысль, что наверное на выходные эти ребята выходят в город и делают там игры типа Ночного ДозоРа.

Пройдя 6-7 залов мы спустились на самое дно (имеется ввиду не дно пещеры, а самая большая глубина, на которую водят экскурсионные группы) в помещение, в котором, по легенде, живет хозяйка пещеры. Экскурсовод попросил всех замолчать и попросить у хозяйки что-нибудь. Если хозяйка сочтет просьбу и просящего достойным, то она обязательно ответит, и, именно поэтому надо немного помолчать. Все естественно замолчали и стали с такими смешными рожами, что мне захотелось включить вспышку, щелкнуть эту толпу и с громким хохотом убежать на поверхность. Как тока я об этом подумал, случилось непредвиденное, от которого у всех вытянулись лица, и кто-то, возможно, даже поверил в существование хозяйки и стал просить что-то стоящее. Мой телефон возвестил присутствующих о существовании хозяйки в ответ на мою просьбу! Шокированные туристы тут же полезли в карманы за мобильными телефонами. Но на глубине 65 метров сети не ловятся. В итоге все сошлись на мнении, что это мистика и хозяйка действительно есть. После этого мы зашли еще в какие-то комнаты, затем еще, и наконец, стали подниматься на поверхность. Экскурсовод пропустил нас вперед, чтобы проверить что никто не отстал, с напутствием: «вверх ведет 180 ступенек». Хаулонгеры потянулись вверх.

Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить кто такие «хаулонгеры». Год назад, в мае, ездили мы небольшой группой (8 человек) в Питер. Так как многие ездили туда не первый раз, программы у всех были свои. В моей и Ритиной культурной программе присутствовала рыцарская комната и Иорданская лестница, которые находились в Эрмитаже. И вот мы идем по Эрмитажу. В руках у нас карта всего дворца с указанием принципов, по которым ранжировано выставленное культурное наследие. Таких же туристов как мы, пришедшие «дикарями», там много, однако попадаются и относительно большие группы с экскурсоводом. Если эта группа русскопонимающая, то гид говорит с максимально допустимым уровнем громкости о находящейся за его спиной скульптуре или картине. Но группы руссконепонимающие скорее всего приехавшие издалека и вложившие в поездку нехилую кучу денег, цивильно слушают гида через блютус гарнитуру.

А что из себя представляет такой вот среднестатистический иностранный турист? Уже не молодой, всю жизнь работавший на свое дело, копивший деньги, допустим американец. Вот он работал работал и однажды понял, что жизнь проходит мимо, а он все также делает что-то для других. Не пора ли и о себе задуматься? В мире столько прекрасного. И вот с приблизительно такими мыслями, он берет у внука фотоаппарат, покупает складную табуретку и через неделю уже летит в самолете над Атлантикой и слушает как экскурсовод рассказывает о Европе. Далее идут Лондон, Париж, Мюнхен, Рим, Вена, Прага и Санкт-Петербург. В Питере его сажают в автобус, везут в Эрмитаж и показывают там все тоже самое, что он видел в Лувре или на площади Святого Петра. А у него на лице жутко уставшая, кислая мина и он периодически поворачивается к своим товарищам по несчастью и вопрошает их на своем родном языке «how long? ». Именно эта фраза удачнее всего характеризует таких людей, которые вроде хотят отдохнуть культурно, потратить на это деньги, а потом начинают задаваться вопросом «нафига мне собственно это все надо? и почему мне раньше не приходила в голову мысль о том, что это будет так неудобно/долго/тяжело?». Или одним словом «Хаулонг?».

Вернемся в пещеру мамонтов. Вверх ведут 180 ступеней. Это не Исакиевский собор, не 18 этаж студенческой общаги со сломанным лифтом. Всего 180 ступеней. Но народ идет с таким видом, как-будто всю жизнь прожили в небольшом селе в 30 км от Волгограда, где самая большая высота, на которую они поднимались это чердак собственного глинобитного дома.
Выйдя на свет, мы немного попозировали, накупили сувениров и отправились к нашей стоянке, где отдыхали проводники и наши рюкзаки. Немного перекусив, мы взвалили на плечи свою ношу и сразу же пошли в сторону горы. Поначалу шли через лес, растущий на очень каменистой поверхности. Зрелище непередаваемое. В наших широтах такого конечно же нет. Сквозь листву пробивались лучи света и падали на корни и камни, лежащие у наших ног.

Тропинка петляла среди причудливо скрученных стволов. Иногда ветки подбирались слишком близко к тропе, но мы с изяществом и гибкостью танка проходили сквозь них, оставляя им на память кусочки свей поклажи, а себе - царапины и чувство единения с природой. Пару раз мы проходили мимо пещер, в которых, по рассказам Ростика, уже не осталось ни одного сталагмита или сталактита. Все разобрали на сувениры. Так, постепенно, мы подошли к подножью интересующей нас горы. Тут налетел ветер и принес пару облаков, которые закрыли от наc и вершину, и сам склон. Я всегда думал что облака это типа как туман, на самом деле при сильном ветре они гораздо более заметны. Видно было как кусочки облака пролетали в 3-5 метрах от нас. Однако красота эта обманчива. Никто под дождем оказаться не хотел, поэтому наши проводники стали всерьез рассматривать идею о возвращении в лес на время дождя. Нам повезло. Громыхавший вдалеке гром практически не приблизился, а желание уйти из опасной зоны только прибавляло нам скорости.

Через некоторое время тропа совсем затерялась в можжевельнике и мне, идущему впереди, пришлось в буквальном смысле прокладывать новую, ну и работенка))). Периодически мы пересекали настоящую тропу, но мне было в общем-то все равно. Ноги уже привыкли к порезам, оставляемым проклятыми кустами. Ближе к вершине небо распогодилось и, оборачиваясь назад, мы уже могли оценивать не только красоту тумана, но и всего остального, что он скрывал. А именно тот самый лес на нижнем плато, по которому мы шли. А где-то вдалеке была дорога, по которой туристов возят в пещеру, а за ней открытая и просматриваемая местность - самое начало нижнего плато, по которому мы шли вчера, удивляясь тому что еще не умерли. И в этот момент мне впервые пришла мысль, что так вот идти в гору можно очень долго и вообще это здорово и я люблю эти горы. И даже отправленная накануне вечером СМС-ка с текстом «Я умираю. Горы - зло!» казалась очень смешной и наивной.

Тем временем подъем продолжался.

Можжевельник кончился, чему я очень обрадовался, и начались камни, по которым можно было карабкаться не боясь помогать себе руками (в можжевельнике было страшновато опускать руки). Я завернул слишком круто влево и, когда где-то справа Слава обнаружил тропинку, я стал спускаться с особо большого камня в его сторону. Этот спуск оказался не таким простым и через неделю моя коленка сверкала белизной на фоне остальной загорелой поверхности ноги. Боевые царапины! Зато сразу видно, что отдыхал в горах, а не валялся на берегу. Немного потерев ушибленное место, я стал нагонять Славку, который шел поначалу вторым и мог спокойно выбирать пути обхода тех мест, в которых застревал я. Поднявшись на верхнее плато, мы решили немного передохнуть и подождать отстающих. У нас появился шанс повнимательнее оглядеться, чем мы сразу и стали пользоваться (в общем-то делать больше было нечего да и специально плелись сюда для этого). Над нами летали орлы. Величественно так летали... Красиво. Жаль что далеко. Ни одного кадра приличного не вышло. Поднимались мы втроем, оставив внизу Надю, Сашу и Ростика. Дуня же шел с нами. Мы слово за слово разговорились и оказалось что Дуня программист! У меня сразу родилась идея на лето забросить свою контору, уйти в горы и зарабатывать на хлеб ногами. Улыбнувшись своим мечтам, я дождался остальных и пошел в сторону вершины.

Но остальные идти не спешили. Ростик предложил остановиться и перекусить. Как только он об этом сказал, я вдруг совершенно четко понял, что хочу есть. Вообще обеды в горах были очень своеобразны. В обычной жизни люди едят примерно так: Завтрак много, обед очень много, ужин чуть меньше чем обед. И перекусы. Или так: на завтрак бутерброд или вообще просто чай\сок\кофе, на обед очень много, а после 6 вообще не есть. Но в горах режим питания особенный! Тут было много еды только на ужин. На завтрак было много каши. А обед, который я считаю основным приемом пищи, небольшой, совсем небольшой. По логике это верно. Не будут же в середине дня бросать все, искать дрова и воду для котелка.

Итак решили мы пообедать. Ростиком был брошен призыв открыть рюкзаки и найти пластиковую бутылку емкостью 0.5. В процессе ее поисков я очень удивился тому открытию, что еды я тащу больше чем остальные в 2 раза. Такая же мысль посетила остальных... Искомая бутылка оказалась у меня. А в ней были:... Орешки с изюмом! Насыпав каждому по горстке, бутылку убрали в рюкзак. Таких вкусных орешков с изюмом я не ел никогда! После этого, я не раз возвращался к мысли, что первым делом в какой-нибудь «Пятерочке» куплю килограмм орешков и килограмм изюма, и распихаю все это богатство по пластиковым бутылкам.

Быстренько перекусив, мы одели ветровки, так как ветер поднялся очень не хилый! Мы взвалили поклажу на плечи и пошли вперед и немного вверх. Этот участок пути прошел очень быстро под воздействием орешков с изюмом. И вот нас снова обогнал Дуня. Я только на третий день понял, что раз Дуня побежал вперед, значит скоро привал. И действительно, немного выше подниматься стало некуда и открылся такой вид! Нет, неправильно. И открылся такой ВИД!!!... ОТКРЫЛСЯ ПРОСТО ВИДИЩЕ!!! Словами в общем ощущения передать невозможно. На самой вершине была кучка камней, обозначающая самую вершину. Сзади виляла по верхнем плату тропинка, по которой мы поднялись, а где-то там впереди величественно чуть ниже нас, над лесом, плыли облака. Плыли неспешно, плавно. По лесу под ними также неспешно двигалась тень, ими отбрасываемая. Чуть дальше, за лесом было водохранилище. Вокруг были горы поменьше. Совсем далеко раскинулась Алушта и была видна Медведь-гора. И море. Море с юга всю эту красоту омывало, занимая все оставшееся пространство. Вы не поверите! Было видно, что земля КРУГЛАЯ!!

Сколько мы провели времени на вершине, я уже и не помню. 5 минут или 2 часа... Время потеряло надо мной власть. Тут, на вершине мы все дружно пообещали себе что обязательно вернемся сюда через год. Но весь день тут не просидишь. Стоянку не разобьешь. Палатку не поставишь. Пришло время оставить это все за спиной и двигаться дальше.

Если кто-то будет говорить, что спуск гораздо легче чем подъем, знайте, этот человек или хочет Вас подбодрить, или не знает что говорит. Идти вниз гораздо сложнее! Чтобы идти вверх достаточно наклониться вперед так, чтобы вес рюкзака давил на всю спину и поднимать ноги. Если что, можно наклониться еще чуть-чуть и помочь себе руками. Глаза направлены вперед, а впереди на уровне глаз находится небольшой кусочек горы, на которую ты поднимаешься: большой камень, 2 камешка поменьше, ствол дерева и 2 его корня.

А вниз? Слишком вперед не наклонишься, можно кувыркнуться. Наступаешь с пятки, можно уехать на попе следом за предательски убежавшего из-под ног камня. Назад тоже нельзя наклоняться. Руками помочь практически невозможно. А если есть такой шанс, то, хватаясь за ствол дерева или еще что-то, понимаешь что так идти проще и начинаешь искать следующий ствол, что очень тормозит в итоге спуск. И наконец, взгляд, который тоже направлен вперед. А впереди горы нет. Она внизу и сзади. И тут становится отчетливо видно куда ты полетишь, и главное мимо чего, если вдруг...

Но идти было надо и мы где-то прыгая, где-то спиной вперед, где-то хватаясь за камни руками, спускались вниз, впереди наши проводники, и мы за ними.

Постепенно ветер утих, солнце снова стало греть и мы вернулись в привычную крымскую жару. Спуск становился все более пологим, пока наконец гора не превратилась в предгорье. На этом предгорье деревья спокойно могли пускать корни и не сражаться с природой за каждую щель в камнях. Поэтому со временем одинокие деревья сменились лесом. В лесу много не только деревьев, но и их производных. Например веток! А ветки, в свою очередь, источник посохов, или, как их называют в крыму, дрынов. За то время, что мы шли через лес я успел провести кастинг среди подножного обилия флоры. К вечеру у меня уже была пригодная для хождения палочка, на которую можно опереться.

После очередного поворота мы вышли на небольшую поляну. Этой поляне и было суждено приютить нас на ночь (правда стоянку мы устроили не на самой поляне, а рядом с ней, среди секвой).

Организация стоянок проходила следующим образом: вначале все отдыхают с минуту, после этого Ростик достает котелок и наполняет его водой. Саша, Слава и я собираем дрова, Надя в это время начинает нарезать картошку и морковку для ужина. Все при деле, все заняты. Потом все ставят свои палатки и перетряхивают рюкзаки. На этой стоянке мы были не одни. Чуть выше стояла еще 1 группа. Они вели себя тихо. Чего не скажешь о кострище чуть ниже.

Его в общем-то не разжигали, так как стояли там не долго. Не долго, но очень громко. Дело в том, что чуть ниже нас был родник, а близ расположенная дорога в сочетании с этим родником просто обязана быть шумной. Вначале там стояли коневоды. Видимо стоят они тут часто, так как палатку поставить не на продуктах лошадиной жизнедеятельности было сложно. Но мы справились. А с утра на месте коневодов оказались мотолюбители.

 

продолжение...

 

 

Записки похода "Долиной привидений"... продолжение.

константин

 3 день!

Свой третий день я начал с осознания того, что вокруг нет цивилизации и все произошедшее не шутка. Эта мысль в принципе была ожидаема, но как-то на передний план не выходила до этого. Да и не было у нее такой возможности: организм пытался справиться с непривычными перегрузками на подъеме и спуске и подавал соответствующие сигналы («мне не удобно идти с рюкзаком» или «можжевельник цепляется за мокрые носки»), а мозг пытался от этих сигналов абстрагироваться, цепляясь за свои ощущения («Какая же тут красота!», «А там гора живописная» или «Какая же вкусная манная каша!»). Но на третий день думать о каше было нельзя и мозг решил узнать, чего там ногам не нравится.

И сразу понял 2 вещи: во-первых, кроссовки не выдерживают перегрузок и подметки совсем износились, обнажив пластмассовую решетку под пятками; а во-вторых мне с этим жить еще 4 дня. Целых 4 ДНЯ! Это ровно на 4 дня больше, чем когда бы то ни было до этого в моей жизни. А до этого я ходил в походы и не один раз. Эти походы обычно выглядели так: Утром, часов в 10, оделся, взял в пакет куртку потеплее и пошел на маршрутку. Доехал до центра, встретился там с друзьями и начал закупать жратву. Часам к двум, покидав пакеты со жратвой и курткой в багажник, мы уже ехали в сторону ближайшего водоема. Там, поставив палатку и мангал, можно было спокойно поиграть в волейбол или просто посидеть и поесть салатов в ожидании шашлыка. Если очень хотелось почувствовать себя дикарем, можно взять топор и пойти за дровами. К концу вечера вместо пива, на стол ставились более крепкие напитки. Далее кого-то забирали домой, кто-то сваливал на такси.

Самые стойкие продолжали отдыхать до самого рассвета. Потихоньку лагерь пустел и берег наполнялся пьяным храпом. Когда совсем уже наступало утро (часов 9-10), лагерь вновь оживал и проверял наличие водички в пластиковых бутылках, разбросанных вокруг палаток. Далее следовал обильный завтрак, еще немного волейбола и сборы. Свернув палатки, собрав мусор в пакет и удостоверившись, что костер затушен (мы же эко-туристы, лесу никаких повреждений не наносим), мы разъезжались по домам.

А тут все по-другому! Волейбола нет, салатиков нет, пива нет и домой никто не забирает. А тут еще и пятки недовольны.... Подставил я свои пятки.

С таким чувством несправедливости себя к самому себе, я вылез из палатки. Мне представилась следующая картина: Саша разжигал костер без помощи спичек! Со стороны может казаться, что Саша за 2 дня жизни вдали от цивилизации научился выживать в дикой природе не хуже того дядьки с передачи «выжить любой ценой» на дискавери. Но это не совсем так. Просто по соседству от нас стояла еще 1 группа, которая на момент нашего пробуждения уже снялась со стоянки. Их кострище и стало генеральным спонсором нашего завтрака. Но кому какая разница как Саша добыл огонь? Он его ДОБЫЛ!!!! Остальное не важно и мы за это были ему очень благодарны.А тот дядька с дискавери водит за собой целый автобус операторов и 2 автобуса жрачки. Он не нюхал настоящей жизни!

На фоне такого события, да еще и подкрепленного позитивом в виде овсянки, мысли о непривычно затянувшемся единении с природой отошли на задний план. А когда мы пошли дальше, они совсем уже затерялись, уступив место «Какая же тут красота!» и «А вон красивое озеро». Сегодня мы должны были пересечь дорогу, которую мы быстро нашли. С каждым метром тропинка, выводящая нас к асфальту, все больше и больше тонула в «цивилизации»: пивные крышки, пустые пакетики из-под чипсов и прочие достижения пищевой промышленности. Проходя через это, я пообещал себе, что больше никогда не буду ходить в поход «по-московски». Ну или, хотябы буду по-другому это времяпрепровождение называть. Например «поездка на шашлыки» или «организованный выезд на природу».

С такими мыслями мы вышли к дороге «Симферополь-Алушта». Быстренько ее перешли и начали спускаться дальше. Так вышло, что в процессе этого спуска я шел замыкающим и мне не было видно и слышно проводников. Я ориентировался на Надю и Сашу, шедших впереди. Я шел и радовался красотам крымского леса, попутно снимая эти красоты на видео.

Однако о !
еще одно появление перед нами дороги, заставило меня удивиться тому, что мы вышли обратно. Ну да ладно, мне ли думать что мы заблудились? Я тут первый раз и заблудился еще при выходе из троллейбуса. На третий раз, когда мы вышли к дороге, я начал вспоминать как Крым выглядит из космоса, в какой части Крыма должны быть мы и куда следует бежать с криками «Люди!!! Ау!!».

Однако пока я думал над этим, я нагнал остановившихся проводников и понял что все под контролем, просто горные дороги-серпантин, а мы отошли от тропинки чтобы сократить путь. Эта мысль меня успокоила и я вновь бодро зашагал дальше. Больше дорога нам не попадалась и мы пробирались через лес. А лес был огого! Вообще-то мы шли по тропе, но эта тропа была не очень популярна и совсем не хожена. Периодически по ней идти было даже сложнее, чем напрямую сквозь кусты. Кусты были нам совсем не рады и всячески пытались затормозить нас, цепляясь за все выступающие части. У меня самая выступающая часть была прикреплена под куполом рюкзака: коврик. Закреплен но был поперек и увеличивал мои габариты. С треском и руганью, я пытался к этим габаритам привыкнуть, пока Ростислав не попросил прекратить издеваться над таким прекрасным и функциональным ковриком. Сняв рюкзак, я убедился что коврику больнее чем кустам и стал придумывать как бы его закрепить, чтобы он не ухудшал мои аэродинамические качества и был более защищен от природных факторов, его разрушающих. Пока я мучился с этой проблемой, остальные начали обедать орешками с изюмом.

Позже я обратил внимание на определенную закономерность: всякий раз, когда мы останавливались, чтобы пообедать, я пытался как-то облегчить себе жизнь, что-то разбирая или собирая и ругаясь про себя на весь белый свет. Пообедав мы двинулись дальше. Потихоньку лес редел, а спуск все чаще уступал место подъему. Очень скоро мы вышли на более популярную тропу и идти стало вообще просто (ну не то чтобы совсем прям просто как с работы каждый вечер, просто в рамках нашего похода с рюкзаками с учетом всех факторов, для похода обязательных). Сквозь деревья пробивались лучи солнца, пели какие-то местные птицы, кругом жил своей жизнью лес. Около одного из таких представителей лесного мира мы остановились. Этим представителем оказался немалых размеров гриб. Вроде обычный гриб, однако нас он заинтересовал благодаря одной очень интересной особенности: он быстро менял на месте среза цвет с желтого на синий. Название этого гриба- сатанинский. Судя по такому имени, его не едят. Да мы бы и не стали, ознакомившись с его уникальным свойством. Покрошив его, мы подумали что-то вроде «как многогранна и неожиданна мать природа» и двинулись дальше. Лес неожиданно кончился и мы вышли к винограднику. На самом деле там рос не виноград, но в моем лексиконе нет определения для участка земли, выглядящего как виноградник, но засаженный не виноградом. Поэтому для меня это виноградник.

Нам стали все чаще попадаться местные жители. Обычно, если рядом с какой-то достопримечательность, к которой возят автобусы с туристами, есть деревня, ее жители, скорее всего, будут заняты в туристическом бизнессе. Эта деревенька оказалась не исключением. Мимо нас то и дело проносился (или проходил ведомый погонщицей) очередной скакун с туристом на борту. Причем, если лошадь шла рысью или галопом, хозяйка, обеспечивающая "наезнику" веселое время препровождение, бежала рядом. Вот мимо нас промчалась очередная лошадка. Следом за ней на большой скорости, что-то громко рассказывая, бежала девушка. Причем тот факт, что она бежала никак не отражался на качестве ее разговора. Видимо она привыкла бегать и разговаривать на ходу. Картину дополнял еще наряд девушки. Одета она была в черную кофту и черные штаны. При жаркой, безоблачной погоде!

Мы тем времененм вышли к тропе, с которой начинался подъем на гору. Так как на эту гору водили толпы туристов, вход был перекрыт шлакбаумом, а в будке сидели билетеры. Мы обилетились и присели отдохнуть возле одной из местных локальных достопримечательностей.

 

виды с ликона

Вот интересный, кстати, момент. Локальные достопримечательности. Такие есть в каждом городе, причем иногда они знаменитей и популярнее, чем официальные, записанные в специальную книгу и поддерживаемые на деньги администрации. В нашем городе, например, есть парочка таких. Правда, так как туризм в нашем городе не развит сильно, пример будет не особо понятным. Ну большего и не надо. Можайск был основан, ля-ля-ля. Бородинское сражение, ля-ля-ля. Великая Отечественная, ля-ля-ля, в Можайске родились и творили ля-ля-ля. Все эти события нашли отражение в памятниках архитектуры и скульптурных компазициях. Лужетский монастырь, памятник Солдату, Аллея славы...

Это все официиальные достопримечательности. А пример локального - на фассаде школы №5 висит табличка с приблизительно такой надписью: "Здесь в таком-то году перед рабочими и крестьянскими детьми выступала Надежда Крупская". Ну выступил у нас политический деятель с мировым именем. На истории города это осбо не отразилось. Но сам факт остался запечатленным такой табличкой, которую местные школьники всем с гордость показывают.

Такие примеры можно приводить вечно, но большенство из них будет спорными. Ну не всем достопримечательностям повезло полюбиться местным. Не знаю насчет отношения местных к достопримечательности, которую мы увидели, но билетерами нам было с гордостью сообщено о ее значимости и ценности: "Все тут останавливаются и фотографигуются!".

Этой достопримечательностью были дерево и камень. Те самые дерево и камень!

Итак мы пофоткались и начали подъем по белым маркерам. Одной из прямых обязанностей организации, звимающей плату за передвижение по маршруту, является обслуживание этого маршрута: рисование маркеров, рапиливание упавших деревьев и т.д. Ну, еще в самом начале маршрута, к обязанностям относится установка ступеней. Склон Демерджи достаточно крутой, но мы бодро начали подъем. Преиодически нам попадались группы туристов идущие как в гору, так и с горы. Скрытые от солнца листвой, мы практически не напрягались. Когда уставали, останавливались, осматривались. Периодически следили за наличием белых маркеров. Кроме них замечали желтые, красные и синие. Однако тропа была достаточно крутая чтобы мы растянулись цепочкой и достаточно извилистой, чтобы мы разделились на 3 группы: Впереди шли и в конце концов скрылись из виду проводники. Далее шли мы со Славиком и замыкающими Саша с Надей. Дорога всего одна. Заблудиться невозможно. Тем более есть белые маркеры.

Однако, чем выше мы поднимались, тем реже видели белые маркеры, и тем более чаще на камнях были остатки мха, которые тоже издали создавали проблему для поиска, привлекая внимание глаза, ищущего белый цвет. И вот настал момент, когда мы не смогли обнаружить маркер. Сразу же мы стали находить кучу тропинок, по которым тоже можно подняться. Правда подъем там гораздо круче, и тропинка ведет не туда, куда идем мы, но все же такие тропинки стали мозолить нам глаза. Мы решили что 2 голвы хорошо, а 4 лучше и стали ждать Сашу с Надей. Посидев 20 минут, но так и не дождавшись их, мы заволновались: "А не свернули ли мы куда?". Славик предложил сбегать и посмотреть где они. Я в общем был не против и остался сторожить его рюкзак. Когда Славик убежал настолько, что его криком не вернуть, до меня дошло, что человечество уже изобрело способ общения на растоянии гораздо большим, чем позволяют голосовые связки. Я достал телефон и стал думать, кому можно звонить. Ростиславы, в принципе, имеют телефоны, но больше я про них ничего сказать не мог. Их номер был у Нади. Попробовав позвонить Наде (а затем Саше), я понял, что они либо не ощущают паники (т.е. они пошли туда, куда должны были идти и сейчас наслождаются прекрасным видом с вершины), либо еще не дошли до той степени паники, при которой надо судорожно звонить всем и спрашивать "Где я? Как мне отсюда выйти?....

Ну тут камни, деревья, камни побольше... А, понял. Иду!" и спокойно идут в каком-то направлении. Никчемное изобретение цивилизации я убрал в рюкзак и стал любоваться видом на долину, которую заслоняли деревья и большие камни. Мимо меня периодически проходили люди. КТо-то шел вверх, кто-то вниз. Я стал думать о том, что люди-то знают куда идти и куда-то выйдут. Значит какие-то маркеры всеж есть на тропе. Мысль развилась в поиски этих маркеров. Но так как сидел я очень удобно, а вставать очень не хотелось, обзор был небольшим. Мои поиски прервал телефонный звонок. Оказалось Саша с Надей находились до этого во второй категории по отношению к панике. Т.е. они были не на вершине, а где-то на горе, заблудившись так же как и мы. Я посоветовал Саше идти обратно по той тропе, с которой он мне звонил и искать белые маркеры. Большего я сделать не мог. Была еще надежда на Славика, который их найдет. Поговорив с Сашей, я попытался дозвониться до Славика и обрадовать его. Но Славик оставил телефон в рюкзаке, который лежал рядом со мной. Тогда я вернулся к созерцанию окружающей природы. Через некоторое время вернулся Славик и сообщил, что спустился до самого низа и никого не нашел.

Мы решили, что лучше всего передать эту проблему в руки специалистов - Ростиков и пошли дальше наверх, так как Славик и прошедшие мимо меня в его отсутствие доказали что мы идем по верному маршруту. Подъем наверх стал немного медленнее из-за более тчательных поисков этих ненавистных маркеров. В конце концов мы остановились в том месте, где тропа поворачивала направо и шла вдоль склона. Белых маркеров не наблюдалось вообще, за то были желтые, синие и красные. Мы решили разделиться, Славик пошле вперед искать маркеры, а я чуть назад искать развилку и маркеры рядом с ней. Раньше, чем мы нашли что-то похожее на маркер, нас нашел Ростислав. Точнее вначале он нашел шедшего повыше Славика, а потом меня. Вслух он сказал только "Иди впред и не сворачивай". По лицу его было видно, что этой фразой он не ограничился бы, будь мы чуть ниже по склону. Я быстро догнал Славика и мы уже прктичски не смотря на метки шли по тропинке. Самое смешное, что идти нам оставалось совсем немнго и вскоре мы в этом убедились, выйдя на большое открытое и ровное пространство. Над краем плащадки возвышался здоровенный камень, создающий долгожданную тень. В этой тени рядом с двумя рюкзаками сидел Дуня. Мы устало опустились рядом с ним и немного передохнули. Собственно после отдыха мы смогли оценить всю красоту этого замечательного места. Тут же в руках показались фотики и мы, как нивчем не бывало, стали носиться туда сюда и фотографировать все, что было достойно увековечиться на наших картах памяти. А обЪектов достойных этого было много. Тот камень, этот, этот на фоне того. Вид отсюда-оттуда... На одном из камней я даже записал небольшое видеопослание Диману, с которым ездил в Питер.

Небольшое отступление. Как-то раз мы решили увидеть северную столицу и сделали это в конце февраля. Посещение Питера обычно включает в себя всякие музеи и монетные дворы... Особенно зимние посещения. У нас была своя программа, своя гуглмапсовая экскурсия. Одним из пунков этой экскурсии было посещение Исакиевского собора. Подъем на него занимает достаточно много времени, а сверху открывается достаточно красивый вид. Первыми словами Димы, когда внезапно кончилась лестница и началась понорама, были приблизительно следующие: "Какого хрена я сюда залез? Тут охренительно высоко!!". Смотря на Диму, я и сам понемногу почувствовал, что боюсь высоты. Однако тут все было по другому. Гораздо выше. Гораздо "охренительней"! Причем нстолько, что для страха места просто не осталось.

Однако было тут кое-что не менее интересное, чем вид с горы. Кроме нас на гору поднималась еще туча народу разных весовых категорий, разной физической подготовки и разных интересов. Кто-то весело бежал в майке и шортах и постоянно подгонял своих товарищей фразами: "бабушка, смотри как красиво! пойдем быстрее.". Кто-то тяжело кряхтел и постоянно останавливался чтобы перевести дух (как раз те самые бабушки). Кто-то просто молча шел, пытаясь понять зачем потратил свой выходной на такое сомнительное мероприятие как трехчасовой пеший переход (это не считая дороги в пыльном автобусе). Но все вышеуказанные категории поднимающихся (спускающихся) быстро закончились (вместе с метками). Выше поднимались только мы и нам подобные активно отдыхающие. Вот именно такие активно отдыхающие товарищи нас и заинтересовали. Было их человек 10-15 (может и больше). Все высокие, стройные, красивые девушки. Шли они быстро. Практически бежали. Со странным отрешенно-сумашедшим взглядом. А за ними бежал толстый тренер, подгоняя отстающих. Причем, казало бы, как раз тренер и должен был со своей фигурой быть самым отстающим в этой группе, но годам тренировок пузо не помеха! Вся команда нас обогнала и скрылась за камнем выше по склону. Ввиду того, что наша программа была рассчитана на 6 дней, а их где-то на 4 часа, мы больше не встретились. Вот такая вот крымская неожиданность. Приятная.

на роднике

Пока мы наслаждались красотой вида и ощущением когнитивного диссонанса, Надя и Саша нашлись и вместе с Ростилавом добрались до нас. Ростислав помог Наде и Саше, взяв себе более тяжелый рюкзак Саши, а Надин отдав, соответственно Саше. Преодолев последний сантиметр по вертикали, он скинул свою ношу со словами: "Завтра будем учиться собирать рюкзак!". Мне, как немного отдохнувшему и немного привыкшему к своему тяжелому рюкзаку, стало приятно от мысли, что завтра он станет если не легче, то удобнее, после мастер-класса по упаковке провианта и прочего мусора. К этому моменту мы со Славиком уже успели отдохнуть и были готовы штурмовать гору дальше. Однако группу разрывать нельзя и мы подождали пока Надя с Сашей переведут дыхание и подкопят сил. Чтобы эти силы были восполнены быстрее, Дуня достал из рюкзака шматок сала и раздал его всем страждущим набраться сил.

До настоящего момента я делил все множество блюд под названием "сало" на 3 категории: 1 это подкопченое сало с большим количеством мясных прожилок, хранящееся в холодильнике и очень мягкое (мамин рецепт); 2 это идеально белое сало с различного рода пряностями замороженное в морозилке и таящее во рту (бабушкин рецепт); 3 это все прочее сало, недостойное таковым назваться или исходники из которых мама или бабушка сделают произведение кулинарного искусства. Однако толи крымский воздух, толи двухдневная котелковая диета (которая в целом была разная по ингредиентам, но одинакова по рецептуре) заставили меня поверить, что я ем самый деликатесный деликатес в мире (на самом деле так оно и было, как житель Подмосковья, я не каждый день ел крымское сало в условиях чистейшего горного воздуха)!

Однако всему приходит конец. И нашей остановке тоже. Взвалив на плечи рюкзаки, мы пошли дальше в сторону вершины. Тропинка стала гораздо удобнее. Теперь не приходилось помогать себе руками, хватаясь за ветки. Это (а так же мысли о сале!) способствовало увеличению моей скорости. Но я-то и отдыхал дольше, чего не скажешь о Ростике, Саше и Наде, которые пришли несколько позже нас. Решив немного их обогнать и сделать красивый кадр, я прибавил ходу. Местность вокруг располагала. Никаких громадных камней или деревьев. Виды во все стороны! Но скорость моя не была такой уж большой, чтобы быстро найти подходящий ракурс, а солнце к тому времени уверенно заходило за гору.Поняв, что мысли мои о хорошем кадре нереализуемы, я стал понемногу сбавлять темп. Где-то у самой вершины меня обогнал Дуня. Тут же я начал вспоминать другие похожие ситуации...

Все идут.. спокойно себе идут... Тут Дуня вырывается вперед. Обходит одного, второго. Выходит один на один... Хм.. нет, не так. Обходит третьего и.... Точно! Финиш! В смысле привал! Каждый раз, когда он так делал заканчивался скорым привалом. Такое ощущение и мне придало сил, что дало возможность прибыть к вершине еще чуть более раньше, чем остальные. У самой стоянки вновь появились камни, на которые пришлось взбираться, но это была уже вершина и камней было совсем мало, зато те небольшие отрывки горизонта, которые уже начинали просматриваться, дали понять, что камни под ногами лишь малая часть той горы, на которую мы поднялись.

Скинув рюкзак и немного переведя дух, Дуня начал разминаться, прыгая вокруг камня. Я же, приложив максимум усилий для последнего рывка думал только о том волшебном тенечке который создавал камень и о приближающимся Славке, который достанет из моего рюкзака воду. Вода эта была в литровой металлической фляжке закреплена в левом боковом кармане рюкзака, до которого сам я добраться, не сняв рюкзак, не мог. Но когда справа от меня опустился подошедший и немного уставший Славик, я понял, что ему до моего левого кармана еще дальше лезть... А водичка такая свеженькая.. тем более, что последний раз, когда я держал эту фляжку в руках, она была холодная от родниковой воды. Понятное дело, что сейчас она гораздо ближе к температуре окружающего воздуха, но вспоминать о теплообмене и курсе физики за 6 класс в данный момент не хотелось. Снимать рюкзак не хотелось тоже, но жестокая жизнь диктует свои правила и жить за счет мечтаний нельзя. Фотосумка перекинута через голову, лямки расстегнуты. Вода извлечена и торжественно распита. Вот он момент! И никакой Хенесси не нужен.

Пока мы распивали остатки из фляжки подошли Надя и Саша, Ростик скорректировал курс и, не смотря на то, что мы выбились из графика, стоянку одобрил. Воспользовавшись моментом все взяли по фотику и полезли на камни, на вершине которых стоял опознавательный знак вершины: флагшток. Попрыгав с камня на камень, мы добрались до этой конструкции и под порывами ветра попытались изобразить на камеру радость. Вышло, если не очень правдиво, то очень эмоционально. Было бы странно, если бы получилось наоборот. Хотя, после 20-ого подъема эмоции могут отступить и на передний план выйдет что-то другое? Но мы были первый раз на этой горе рядом с флагштоком. Мы жалели, что никакой флаг не взяли (кто ж знал?). Мы боялись, что можем оступиться. Мы сетовали на то, что микрофон на фотике записывает только сильнейшие порывы ветра. Но в основном мы широко открытыми глазами (это образно. на самом деле мы щурились от солнца и ветра) смотрели на раскинувшуюся вокруг красоту и впечатлялись ей.

Солнце тем временем продолжало свой путь на запад, неумолимо приближая момент заката. И наш график зависел не от количества набранных впечатлений на участке, а от времени. Пришлось возвращаться к рюкзакам. Но, как только мы развернулись, я увидел интересную вещь...

ночевка с костром

Оказывается, сейчас нам предстояло пройти по тропинке, причем хорошо утоптанной тропинке. И даже двум идущим параллельно тропинкам. Оставленным колесами автомобиля!!! Т.е. мы там руками за корни цеплялись, а тут народ на машинах ездит... Непорядок... Не уважают люди горный отдых... Горы надо покорять ножками! Так мы и сделали, продолжив путь по хребту горы на северо-северо-восток.

Дорога шла то вверх, то вниз, но эти подъемы-спуски уже не казались такими подъемами-спускам в сравнении с сегодняшним приключением. Слева от нас светило солнце, потихоньку опускаясь в сторону горизонта. Тем не менее оно было еще высоко и мы особо не напрягались. Однако начал беспокоиться Ростик, который знал, что как только мы уйдем с вершины, солнце тут же скроется и станет темно. Мы же до таких умозаключений додуматься не могли. Однако после озвучивания ситуации, мы прибавили темп и, наконец, на перевале, начали спуск. До стоянки оставалось совсем не много. Но с каждым метром мы стали ощущать окончание дня. Становилось все темнее, все холоднее. Наконец мы вышли к месту нашей стоянки! Однако, не суждено нам было тут разбить лагерь. Место стоянки было занято другой группой под руководством.... Гипича! Эво оно как! Наши проводники поздоровались и стали обсуждать некоторые технические моменты. Мы же, воспользовавшись паузой, скинули рюкзаки и окинули взглядом место, в котором стояли. Стоянка была занята и мы лишились красивого озера, двух мусорных контейнеров, большой поляны и замечательного вида на перевал. Ну да ладно. Не было еще в нашем походе некрасивого вида на что-либо. Найдем еще! И таки нашли! Через некоторое время мы вышли на небольшую полянку с открытым участком склона над нами и маленькой речкой-вонючкой чуть ниже. Быстренько выбрав относительно ровные места для палаток, мы распотрошили рюкзаки и приступили к обживанию места...

Продолжение следует...

Чалышев Константин, Москва


начало...

 

Мы в соц сетях

   
расписание на 2020
походы по крыму, кавказу, грузии, абхазии, алтаю, турции, непалу, норвегии и другим горам

Регион:
Дни:
март
апрель
май
июнь
04.06-12.06
Тридцатка
14.06-22.06
Тридцатка
14.06-21.06
Ергаки
21.06-28.06
Ергаки
22.06-27.06
Язык Троля
25.06-03.07
Тридцатка
28.06-05.07
Ергаки
июль
05.07-13.07
Тридцатка
05.07-12.07
Ергаки
10.07-15.07
Язык Троля
12.07-19.07
Ергаки
16.07-24.07
Тридцатка
19.07-26.07
Ергаки
26.07-02.08
Ергаки
27.07-04.08
Тридцатка
август
02.08-09.08
Ергаки
07.08-15.08
Тридцатка
08.08-13.08
Язык Троля
09.08-16.08
Ергаки
16.08-23.08
Ергаки
17.08-22.08
Язык Троля
18.08-26.08
Тридцатка
23.08-30.08
Ергаки
29.08-06.09
Тридцатка
сентябрь
09.09-17.09
Тридцатка
15.09-23.09
Сванетия
20.09-28.09
Тридцатка
октябрь
идем в поход вконтакте
вконтакте идем в поход
мы в инстаграм
Буду признателен, если воспользуетесь кнопочками:


Буду признателен, если воспользуетесь кнопочками: